Александр Викторович Гуревич

60 секунд: авторы УФН о науке, о себе и о жизни

Александр Викторович Гуревич


Физический институт им. П.Н. Лебедева РАН, Москва, Российская Федерация



Что привело Вас в науку (именно в Вашу область исследований)?

Я участвовал в физических и математических олимпиадах для школьников, получил премии по физике и математике и поступил по собеседованию в МГУ, сдав экзамены экстерном в 16 лет и попал на физический факультет МГУ в 1947 г. Заканчивая МГУ, я занимался квантовой теорией поля и сделал большую работу под руководством Дмитрия Ивановича Блохинцева, опубликованную в ЖЭТФе. После окончания МГУ (в 1953 г.) я начал работать с Виталием Лазаревичем Гинзбургом по теории сверхпроводимости Гинзбурга–Ландау и сопоставлению этой теории с экспериментами Н.В. Заварицкого. А уже в 1954 году был принят на работу в ИЗМИРАН к Якову Львовичу Альперту, с которым я начал работу над нелинейными явлениями в ионосфере и продолжаю работу над этой темой и сейчас. Первым существенным шагом в этой тематике был мой обзор с В.Л. Гинзбургом в УФН в 1960 году, а сейчас итогом работы последних 30-ти лет можно считать мою статью 2007 года также в УФН. В дальнейшем я занимался многими вопросами: кинетической теорией обтекания спутников, кинетикой и нелинейной динамикой разреженной плазмы, динамикой темной материи (крупномасштабной структурой вселенной), проблемами УТС, физикой пульсаров, теорией распространения радиоволн и многими другими вопросами. Но нелинейные явления в ионосфере остались одной из моих «любимых» тем!


Не могли бы Вы кратко описать основные результаты Вашей статьи и их значение для Вашей области исследований?

Предсказание пробоя на убегающих электронах было сделано в 1991 г. в Америке во время моей месячной работы в Лос-Аламосе (если конкретно, то в аэропорту в Альбукерке) и опубликовано вместе с моими соавторами Г.М. Милихом и Р. Руссел-Дюпре в Physics Letters A в 1992 г. В этой работе впервые было теоретически предсказано новое удивительное физическое явление: пробой на убегающих электронах (runaway breakdown-RB). Пробой на убегающих электронах сопровождается мощным всплеском гамма излучения. В 1994 году на спутнике "Комптон" были впервые обнаружены мощные гамма-всплески, идущие от Земли, отождествленные с разрядами высотных молний. В дальнейшем эта теория и эксперимент получили широкое признание. Проблема эта остается сейчас актуальной и интенсивно исследуется (см., например, Physics Today 2005 год или Scientific American 2005 и 2008 год).


Над какими исследовательскими проектами Вы сейчас работаете?

Я обычно работаю в нескольких тематиках. Сейчас я стараюсь инициировать постановку новых экспериментов по RB, как в природных условиях (на Тянь-Шаньской высокогорной научной станции ФИАНа) и на специально запускаемом совместно с ИКИ спутнике «Чибис», так и в постановке лабораторного эксперимента в ФИАНе. Кроме этого, я работаю с Я.Н. Истоминым и В.С. Бескиным над объяснением нового явления в физике пульсаров — квазипериодического «выключения» радиоизлучения пульсаров, открытого в 2007 году. Но наибольший интерес для меня сейчас представляет наша работа совместно с К.П. Зыбиным, В.А. Сиротой и А.С. Ильиным, посвященная решению давней проблемы теории развитой (колмогоровской) турбулентности (см. ЖЭТФ, 2007 и 2008, а также Phys. Rev. Lett. 2008). Нам удалось сделать фундаментальный шаг в решении этой важной задачи, и я хочу специально отметить особый вклад К.П. Зыбина в решение этой задачи.


В чем по Вашему мнению будет следующий серьезный прорыв в Вашей области исследований?

Я работаю в разных областях физики, но «прорыв», на мой взгляд, это как раз то, что ПРЕДСКАЗАТЬ НЕВОЗМОЖНО! В этом и состоит «прорыв»!


Какие книги Вы сейчас читаете?

Читать художественную литературу я имею возможность либо в отпуске, либо когда слегка приболел. Вот недавно во время небольшого гриппа я прочел замечательный роман Дж. Фаулза «Подруга французского лейтенанта» и записки А.С. Пушкина об истории Петра Первого.


Если бы Вы могли пообедать с любыми тремя персонами (как прошлого, так и настоящего), кого Вы хотели видеть на этом обеде и почему?

На свете существует и существовало очень много интересных людей. В конкретной жизни научные и жизненные вопросы я обсуждаю со своими близкими сотрудниками. Я с ними и обедаю, и даже не представляю сейчас другие обеды! Трех человек из истории выбрать не могу: мне интересно гораздо большее число людей!


Какой был наиболее значительный (волнующий) момент в Вашей карьере?

Я все время погружен в научную работу. Особое напряжение связано с завершающей стадией – подготовкой статей. Однако, уже опубликованные работы не оставляют у меня эмоционального следа, более волнуют сегодняшние задачи, новые проекты и конкретная научная работа. Сильные эмоциональные воспоминания оставляют некоторые впечатления личного характера, походы, спорт (например, горные лыжи). К сожалению, со временем и эти впечатления ослабевают.


Что хотели бы Вы сказать в связи с 90-летием журнала “Успехи физических наук”?

Я очень люблю журнал «Успехи физических наук», опубликовал в нем не менее 15 обзоров и надеюсь продолжить эту традицию!

90 лет освещая успехи физики
© Успехи физических наук, 1918–2017
Электронная почта: ufn@ufn.ru Телефоны и адреса редакции О журнале Пользовательское соглашение